Воспоминания о несбывшемся

Всем, кто будет читать этот бред: все события нереальны, все совпадения случайны, и вообще, надо читать Перумова, а не бредни всякие…


Девушка шла по тёмной улице. Это было её время, её ночь. Хотя… Все ночи были её. Перед ней, за ней, по сторонам… Везде расстилалась Тьма. Та самая Тьма, что нежными пальцами касается лица и охлаждает разгорячённое тело. По её лицу блуждала улыбка удовлетворения… Нет, не того пошлого удовлетворения, которым наполнены книги, носящие гордое имя дешёвого чтива, а простого удовлетворения жизнью. Она уже давно носила эту маску. И никто, никто в целом свете не знал, чего ей стоит эта игра… Что это вообще игра. И лишь ночь дарила этой улыбке искренность, искренность удовлетворения от потери себя, от растворения в этой всеобъемлющей силе… И музыка, играющая в её сознании, создаваемая в том самом далёком извне, рождаясь в звуках, издаваемых вставленными в уши наушниками-кнопками, лишь помогала уйти от боли… Давней боли разлуки… Она переходила дорогу, когда её осветили галогенки дальнобойщика. Отчаянный гудок, скрип тормозов… В секунде от смерти, она даже не повернулась в сторону этого чудовищного механического порождения её техногенной родины. Все её мысли опять были далеко… Далеко позади.


Ещё один день… Лишь один день с ним. Она была так рада видеть его… Они ехали в электричке в один из соседних городов. Зачем? Трудно сказать… Она ещё верила, что не всё потеряно, хотела быть рядом, отдаться ему без остатка, чтобы он простил её… Просто она поехала за компанию.

Поездка прошла так… Так замечательно… От одной его близости весь её мир начинал светиться, переливаясь, словно большой кристалл… А на обратном пути, в электричке… Они целовались… И всё расцветало в её душе. Но…

Глупо… Как глупо… Она хотела всего лишь сделать ему приятное. Ужин?.. Они направлялись к её дому, когда она вспомнила… Любимый братик забрал с утра её ключи. И, естественно, дома его не оказалось. Как и кого бы то ни было ещё. Она проклинала себя. И почему это произошло именно в тот день, который так хорошо начинался?.. На пути назад она кое-как храбрилась, стараясь не выдать страха пе??ед остатком дня, но это у неё получалось не очень. Скорее, даже очень не получалось. К тому же, он сказал, что уже набегался за день и больше никуда не пойдёт.

И вот он, конец путешествия… Наверное, ноги воспели бы осанну всемогущему Случаю, если бы имели такую возможность. И когда всё, вроде бы, уже обошлось, пришло ОНО… Ведьма из Блэр, если вам это словосочетание о чём-то говорит. Сие не есть что-то известное, но он почему-то позволял своей матери повышать голос на свою девушку. Кто его знает, почему? Собственно, она и пришла. И началось… Прочистка мозгов на повышенных тонах. Что так себя не ведут, так в гости не приглашают, так не здороваются и бла-бла-бла… К тому же, некая девушка и здоровается так, и не понимает, зачем люди встречаются, если не умеют здороваться с родителями друг друга… В конце концов, она, не выдержав, просто ушла…

Весь следующий день она провела дома, ожидая весточки от него. Но… Мобильник молчал… Почему? За что он поступал с ней так? Об этом, наверное, не знал даже он сам… А может, в отместку за её грехи? Его уже не спросишь… А через день вечером она пошла к подруге – отправить по интернет-почте сообщение на его ящик. У подруги и-нет был только с полуночи, и они пошли погулять… И она утянула подругу к его дому. Просто, потому что очень хотелось посмотреть на его окна… Да и на него самого… Они сидели, болтали ни о чём… И вдруг она увидела его… Его за руку с девушкой. И всё. Жизнь обесцветилась в очередной раз.

Она и её подруга хохотали у подъезда над вещами, которые вряд ли вызвали бы её улыбку получасом ранее. Это была настоящая истерика… Потом она отправила письмо и до одури сидела на арийском чате… шла домой… засыпала… просыпалась… А в каждом углу ей мерещился он.

После этого она не осталась одна. У неё был новый парень, она старалась вложить в эти отношения всю душу… Но любила ли она его? Она уже не верила в любовь. И лишь его призрак, время от времени появляющийся в толпе, напоминал о том, что и в её сердце когда-то жило это злое чувство…


Смерть опять прошла мимо. Машина пролетела в каких-то сантиметрах за её спиной. Разъярённый водитель выскочил из кабины, размахнулся… Но тут он увидел её глаза – не пустые глаза наркомана или алкоголика “под мухой”, а переполненные тоской бездны – и, махнув рукой, пошёл к машине…