Игра с огнём

Ночь, синевой переходящая в утро, приютила шестерых подростков, сидящих у костра. Неподалеку валялся мешок, полный бутылок из-под вина, однако пьяны были только четверо. Двое — парень и девушка — были трезвы, но это уже не вызывало удивления ни у кого: парень всегда отказывался от алкоголя, девушек он обычно брал с собой таких же.

Костер уже догорал, гитара спокойно лежала в стороне, мысли о сне уже витали в воздухе, но пока еще не были достаточно материальными для воплощения в жизнь. Гипноз угасающего пламени все еще удерживал всех вне палаток.

— Алай, поиграй с огнем, — попросил тот, что остался трезвым. Его спутница неуверенно покачала головой.

— Линк, ты же знаешь, почему мне это не нравится.

— Да ладно тебе, — улыбнулся Линк. — Я же тут. А нашим гостеприимным друзьям, думаю, понравится.

Алая поднялась и ушла куда-то в лес. После нескольких минут шуршания по кустам она вернулась, в ее руках была прямая ветка в ее рост длиной. Посадив на концы своей находки по маленькому цветку огня, девушка отошла от костра, взяла жезл за середину, вздохнула и закрыла глаза.

Шепот Алаи слился с шорохом рассекающей воздух палки, слова утонули в кругу огня, в предрассветных сумерках оставляющего длинный хвост там, где только что пролетели пламенеющие концы.

— Клево, так даже Донателло из черепашек нинзя не умел, — подал голос один из пивших этой ночью. Остальные не поддержали его, завороженные картиной, он тоже умолк.

Вокруг Алаи уже светилась сфера огня, казалось, она висела в воздухе, окруженная ревущей стихией, рев пламени, свист палки и голос уже не шепчущей Алаи сливались воедино и рождали в головах окружающих видения магов, драконов, людей, орков, троллей и прочей сказочной и не очень нечисти. Линк любил смотреть на игру Алаи: игра каждый раз рассказывала новые истории, хотя было непонятно, разные ли речевки говорит сама Алая, огонь и воздух практически полностью глушили ее. Рассказывать же вне игры эти слова она отказывалась.

В этот раз ее история была мирной. Мирной историей умирающего мира. Драконы плавали в небесах, люди вели торговлю с гоблинами, тролли с орками ходили в дальние странствия, а над этой редкой гармонией сгущалась тьма.

Первыми неладное почувствовали драконы. В одиночку и группами бросались они в наступающую ночь, чтобы вылететь оттуда через несколько секунд кучей чисто обглоданных и опаленных костей.

Линк помотал головой. Смотреть на это было жутковато даже зная, что тьма — это просто уже прогоревшие концы палки в руках Алаи.

Алая не двигалась, если не считать с непостижимой скоростью мелькающих рук, из закрытых глаз текли слезы.

Драконов больше не осталось. Небо из синего превратилось в грязно-серое и подступало все ближе к земле. Маги пытались что-то выяснить, что-то сделать, но все их заклинания уходили словно в пустоту, тьмы как бы и не было, но на землю уже начали падать скелеты птиц.

Никто не смог ничего сделать. Маги погибли первыми, встретив врага в своих башнях, ненадолго их пережили простые трудяги, ходящие по земле. Знать, которая могла позволить себе глубокие подземные убежища, продержалась едва ли на день дольше. Мгла дошла до самого сердца земли, охладив его и убив саму надежду на дальнейшее перерождение жизни.

Алая сидела на земле, ветка, выгоревшая до самой середины, лежала чуть в стороне, как ни странно, целая.

— Серж, Ника, Олег, Светик, — подал голос Линк, — идите спать. Если захотите поблагодарить Алаю, сделаете это, когда проспитесь и проснетесь.

Не проронив ни слова, завороженные пары разбрелись по палаткам. Линк остался рядом с Алаей.

— Радость моя, ты, как всегда, была неотразима, — Линк гладил по плечам понемногу приходящую в себя девушку.

— Линк, ты сволочь, — улыбнувшись, она приоткрыла глаза, в них потихоньку угасали язычки пламени. — Зачем ты так рискуешь своими друзьями?

— Я верю в тебя, — Линк обнял Алаю и прижал к себе. Ты же обещала, что при мне будешь держать себя в руках.

Хруст веток оборвал идиллию. На полянку вывалились полупьяные мужики уголовной наружности и тут же окружили пару.

— Глянь, Михалыч, — заорал один, — как в твоем анекдоте: и морду набить есть кому, и выебать есть кого, и выпить, и закусь!

— Да кому тут бить морду? — Михалыч схватил Линка за горло левой рукой, оторвал от земли и правой всадил ему в грудь нож. Отбросив тело в сторону, он направился к Алае.

— Михалыч, ты в конец охуел? Тебе проблем с ментами мало? — Один из пришедших попытался остановить его и отлетел в сторону.

— А кто тут расскажет? Щас и с остальными разберемся, не выпускайте их. Вот развлечемся с… Блядь, что за хуйня?!

Михалыч стоял, отдернув руку от Алаи. На руке проступал сильный ожог. Угасшие было язычки пламени в ее глазах разгорелись вновь. Выползшие из палаток подростки замерли, не зная, что их ждет.

— Линк, извини, — Алая встала на ноги. — Я обещала тебе держать себя в руках ради той любви, что ты подарил мне. Но людишки разрушили все то, что ты построил. И они умрут.

Небо из рассветно-розового превратилось в пепельно-серое, как в недавнем видении.

— Алая, нет, — его голос услышали все вокруг. Это мои друзья. Ты не убьёшь их только потому, что какие-то моральные уроды так поступили со мной. Хотя бы ради того, что ты называешь любовью.

Алая молчала. Молчали все вокруг. Вторгшиеся потихоньку пятились к лесу, поняв, что ничто хорошее их не ждёт.

— Линк, прости меня, — вновь подала голос Алая. – Видимо, придётся умереть мне, я не прощу тебя этому миру. Но эти твари не уйдут отсюда, что бы ты ни думал. Я не могу оставить их в живых.

Небо вновь приняло здорово-розовый оттенок, но тут проснулся почти затухший костёр. Выстрелив в небо струёй огня, он огородил стеной Алаю и пришедших, отделив их от всего остального мира.

Алая сделала шаг в сторону мужчин – и они заорали, как испуганные дети. Огонь выбрался из её зрачков, опалив брови и чёлку. Платье на ней истлело за считанные секунды, кожа по всему телу покрылась волдырями, как будто её жарили заживо изнутри.

— Ми… Михалыч, мудак ёбаный!!! Ты урод жопоногий!!! Что тебе, блядь, не сиделось спокойно, пошёл на свою жопу приключений искать, мудак!!! Вытаскивай нас отсюда нахуй, козёл ебучий!!!

— Как дети, честное слово… — Вздохнула Алая. Её голос в тот момент напоминал рёв пламени. — Матом ругаться не умеют, окружающих не уважают, что такое хорошо и что такое плохо – не читали… Ещё и бросаются на тех, кто им ничего не сделал…

Кожи на ней уже почти не осталось, запах горелого мяса сводил окружающих с ума.

— Вот ты, например, герой-матерщинник, — показала она пальцем на кричащего, от чего на нём мгновенно вспыхнула одежда, — о чём думал, когда насиловал беременную женщину в парке, кроме удовлетворения своих инстинктов? Явно не о том, что у неё потом будет выкидыш? И не о том, — тут у него лопнули глаза, — что она больше не сможет иметь детей…

Тело перестало дёргаться, Алая повернулась к остальным.

— А ещё он не думал о том, что подарил ей букет болезней, от которых ей не на что лечиться, потому что её сумку со всеми материальными ценностями и всё содержимое её карманов он унёс с собой… Естественно, это не все его достижения, но он и этого не пережил. Давайте теперь займёмся вами.

У одного из мужчин не выдержали нервы – и он попытался удрать, перепрыгнув через огонь… Его крик подростки, наблюдавшие за расправой, слышали ещё минут десять, огонь явно оказался не таким простым, как выглядел.

— Не делайте так, как он… Смерть, которую вы примете от меня, гораздо более быстра и милосердна.

Расправа оказалась недолгой. Через 3 минуты в кругу огня в живых остались только Алая и Михалыч.

— Ну и ты… Ты хотел поразвлечься? Ну, давай, развлечёмся…

Скелет, в котором не осталось ничего, кроме огня, двинулся в сторону убийцы.

— Ты… Ты чо?.. Уйди от меня нахуй! – Михалыч отступал, пока не упёрся спиной в огонь.

— Ну уж нет. Ты сам этого захотел. И достаточно убедительно попросил.

Дикий, наполненный ужаса и боли крик разнёсся по лесу, когда руки Алаи сомкнулись на спине Михалыча. Его смерть была рядом, но не забирала его, давая Алае достаточно времени на жестокую месть.

Наконец, последний крик затих. Алая повернулась к подросткам.

— Запомните, друзья дарящего любовь… Сегодня был ещё один день, когда эта самая любовь спасла ваш мир от мести одного из адептов Огня. Будьте благодарны Линку за это всю жизнь, что вам осталась…

Огненная граница начала сжиматься, пожирая всё, что попалось ей на пути. Скелет Алаи рассыпался, ничто уже не поддерживало в нём жизнь. Тела пришедших, тело Линка, скелет Алаи… Всё это превратилось в пепел. Только костёр лениво пережёвывал оставшиеся в нём с вечера брёвна…