Пегас

Он был свободен, как ветер и доверчив, как ребёнок. Лоснящаяся шерсть с играющими под ней мышцами и огромные чёрные крылья приводили в изумление всех, кто его видел. Он был Пегасом — крылатым конём.
Он был одинок, и единственной радостью для него было небо. Там, в сияющей глубине, он чувствовал себя как дома, спускаясь на землю, только для того, чтобы поесть.
И была лужайка, привлекавшая его больше других, там он всегда находил что-нибудь вкусненькое. Сначала это были зёрна пшеницы, потом хлеб с солью и запахом человека… А вскоре стал появляться и сам человек. Большой, тучный, лысый и со скрипучим пронзительным голосом. Этот человек не нравился Пегасу, но ведь в его руках неожиданно оказывались такие вкусные вещи!
Прошло месяца два. Пегас привык к человеку, который сам себя называл Душкой, а Пегаса — Сэром.
Однажды в середине лета Пегас попал в бурю и очень устал, пока добирался до заветной поляны. Вид Душки ему сразу не понравился, но Пегас решил, что это всё ерунда и смело шагнул навстречу человеку. Вдруг перед глазами коня всё закружилось и потемнело.
Очнулся он в темном, тесном и душном помещении. Крылья связаны чем-то твёрдым и неудобным, на шее верёвка, стреножен. Пришел Душка и с ним ещё один человек. Посовещались о чем-то и ушли. Но скоро Душка вернулся, развязал Пегасу ноги и повел его на улицу. Сил на эмоции у коня уже не осталось, и он покорно плёлся за человеком. Тот привел его на какое-то поле и к тому, что скрепляло крылья, присоединил цепь, снял с шеи верёвку, и ушёл, что-то бурча себе под нос. Пегас поднял голову. Всё небо закрывали тучи.
Пожевав травинку, конь попробовал сделать шаг, но не смог: нестерпимой болью отозвались задранные вверх крылья.
Хлынул ливень. Холодная вода привела бедного Пегаса в чувство, и он рванул вперёд и вверх, к показавшемуся небу. Безумная боль пронзила Пегаса и он замер. Крыльев за спиной не было. Они остались лежать на мокрой земле, схваченные у самого основания железным обручем.
Дождь кончился, и тучи исчезли. Солнце заблестело на мокрой траве и озарило бездонную голубизну неба, в которую Пегас больше не мог подняться. И, осознав это, он помчался вперёд всё быстрее и быстрее, черной молнией мелькая мимо попадавшихся на встречу людей.
Остановился Конь только у крутого обрыва, дно которого закрывала дымка. Отчаяние толкало его вперёд к смерти, чтобы в последний раз насладиться полетом. Отступив на шаг от края пропасти, Конь замер на мгновение, прыгнул, гордо подняв голову, и, продолжая перебирать ногами в воздухе… поскакал. А люди внизу, запрокинув головы и открыв от изумления рты, смотрели на великолепного чёрного мустанга, скачущего в небесной голубизне.
…с двумя рваными ранами на боках…