Чужая смерть

Даша была обычной девушкой. Каждую пятницу, после школы, она ездила в институт — на подготовительные курсы, ночевала у бабушки и возвращалась домой.
Был по-весеннему тёплый субботний вечер февраля. Даша шла по пустынной улице, освещаемой редкими фонарями. Страшно не было — она любила ночь. Из-за поворота показалась станция метро, и вдруг на девушку обрушилось ощущение чего-то страшного, перед глазами замелькали картины такой короткой пока ещё жизни. На входе в метро её схватила за рукав цыганка:
— Всю правду скажу, даром скажу, постой, погадаю…
Даша оторопело смотрела на державшую её женщину, пытаясь понять, чего от неё хотят, а та продолжала тараторить:
— … жизнь твоя сегодня короткая, не спеши — к смерти поспешишь, а кто вперёд тебя поспешит — тот на твою смерть наткнётся — голос цыганки становился то тише, то громче, слова временами и вовсе разобрать было нельзя.
Наконец опомнившись, Даша вырвалась, проскочила внутрь и побежала к подходящему поезду, проверяя на ходу содержимое своих карманов. Вдруг прямо над ухом зазвучал голос цыганки: «Не спеши — к смерти поспешишь»… И дашина торопливая походка сменилась спокойным, почти прогулочным шагом. В этот поезд Даша не села — решила дождаться следующего, обдумывая слова цыганки… «И почему она сказала «сегодня»? Что за глупость?! Разве вчера она была длиннее?» От мыслей о мрачном предсказании Даше удалось отвлечься уже в поезде, после клятвенного обещания не торопиться.
На выходе из метро она поскользнулась на лестнице и чуть не скатилась вниз, но успела ухватиться за перила и удержаться. «Это что ли то, о чём гадалка говорила? Нет, не может быть!»
— Дальше, дальше, — произнёс кто-то рядом.
Даша испуганно оглянулась, ища глазами цыганку. Так и не обнаружив никого похожего, она пожала плечами и пошла дальше.
Улица была покрыта льдом, и все поскальзывались, толкая Дашу. До трамвая оставалось метров тридцать. Чтобы попасть на остановку, надо было перейти рельсы; показался встречный трамвай. Толпа побежала к остановке; некоторые решили не рисковать и остались. Среди оставшихся по эту сторону дороги была девушка со значком «Ната» на куртке. По её лицу было видно, что она куда-то сильно опаздывает. Окончательно отчаявшись успеть, девушка сделала последнюю попытку и бросилась к трамваю. «Ната» выскочила на дорогу, поскользнулась, еле восстановила равновесие, застряла ногой в снегу и… Она медленно, очень медленно, опускалась прямо под колёса двигавшегося трамвая. Падающая девушка даже не успела вытянуть вперёд руки. Колесо трамвая, водитель которого безуспешно пытался тормозить, медленно подминало под себя, вдавливая в рельсы, шею девушки. Дальше всё произошло слишком быстро. Следующей сценой, которую Даша смогла увидеть, было тело девушки, забрызганное кровью и грязью трамвайное колесо, всё в крови, кровью же залитый лёд вокруг и голова. Она лежала между колёсами, под трамваем. Распущенные волосы обрамляли лицо. В огромных, чёрных, широко раскрытых глазах читались страх и непонимание. Эти глаза запомнились Даше на всю жизнь.
Как она добралась до дома, что делала и как оказалась в кровати — Даша не помнила. Всю ночь ей снились кошмары:
Цыганка, исчезавшая во вспышке пламени после слов: «На твою смерть наткнётся…»
падение под подходящий поезд
перелом шеи при падении с лестницы
её голова под трамваем.
Утром, не опомнившись ещё от ночных кошмаров, она машинально подошла к зеркалу и заметила на шее тонкий белый шрам, исчезающий под лучами восходящего солнца:
— …жизнь твоя сегодня короткая…