Карьера

Он был скромным мальчиком со смешным именем Гоша. Всерьез его не принимали ни родители, ни друзья. Всю свою жизнь он доказывал окружающим, что он не пустое место. Сдавая экзамены, Гоша никогда не писал шпаргалки — все учил наизусть — даже сочинения из экзаменационных сборников.
Окончив школу, он попытался поступить учиться на юриста, но приемная комиссия, казалось, никак не хотела пропускать его. Отчаявшись поступить в институт в родном городе, Гоша решил уехать в Москву, но родители запретили. Он не послушался.
В Москве он был совсем один и без помощи из дома. Окружающие определили его как «бомжа» — человека без определенного места жительства. Ночевать приходилось в теплосетях. Два раза его жестоко избили — «нарвался» на «металов», выступающих за чистоту нации. На очередной набор в юридический его просто не пустили из-за внешнего вида. Возвращаться домой он не хотел, а оставаться здесь не мог — слишком суровы были здешние законы.
Единственный выход, найденный им в порыве отчаяния — покончить жизнь самоубийством. Банально, но факт. Лучшим способом для этого он выбрал утопиться… в бассейне. Почему именно в бассейне — он не знал, но решил, что для того, чтобы не так обидно было. Последние деньги ушли на оплату посещения. Поплавав чуть-чуть — все-таки последний раз в жизни! — он уже выбрал достаточно глубокое и удаленное от краев место — чтобы спасти не успели.
Неожиданно мимо него, чуть не задев, проплыла девушка. Назвать ее красавицей Гоша не решился бы. Но ее лицо… светлое и печальное, как у Моны Лизы, оно лучилось добротой. И Гоша растаял: «Может, заговорить с ней? А если отошьет? Надо начать как-то оригинально… но не пошло… чтобы заинтриговать, но не отпугнуть…» Когда девушка возвращалась, он задал первый вопрос, пришедший в голову:
— Вашей маме зять не нужен?.., — и тут же смутился, решив, что сказал что-то не то. Девушка остановилась:
— Нет, не нужен. А что?
И голос у нее был вовсе не сердитый. Они разговорились, и он, сам не зная, зачем, рассказал ей о своих неприятностях. Она тихо сказала:
— Я знаю, тебя примут. Завтра приходи. Поверь мне.
И он поверил. На следующий день у института он снова встретил ее… в сопровождении двух грозного вида мужчин.
— Не бойся… — за уличным шумом ее голоса было почти не слышно, — Пошли, — и, уже, видимо, обращаясь к тем двоим, добавила, — а вы, мальчики, подождите здесь, — те кивнули и послушно отошли.
Девушка показала рукой на входную дверь. Гоша вошел, его спутница — следом. Все встречающиеся им люди склоняли голову и уступали дорогу. Они подошли к двери с табличкой «Приемная комиссия», которую девушка открыла, не задумываясь. На сидевших в комнате увиденная ими картина подействовала как внезапный удар по голове — они замерли с открытыми ртами. Удивляться было чему: первой вошла шикарно одетая девушка, а за ней, робко, парень в ободранном и грязном костюме, с давно не мытой головой, рассеченной скулой и синяком под глазом.
— Я хочу, чтобы этот человек был принят на юрфак вашего института, — произнесла она, засовывая руки в карман кожаной, с металлическими штучками, куртки и кивая в сторону своего спутника, застенчиво переминавшегося на пороге. Комиссия была возмущена:
— А по какому праву Вы выдвигаете такие требования? — спросил кто-то. Девушку это возмутило. Тряхнув головой, она зацокала подбитыми сталью каблучками по мрамору пола, намеренно игнорируя ковровую дорожку. Остановившись напротив говорившего, она достала руки из карманов и положила что-то на стол комиссии… Их поведение мгновенно изменилось — все вскочили, склонив головы. Кто-то прошептал:
— Несомненно, Леди, он будет принят…
Девушка кивнула и перебила говорившего:
— Ему должны ежемесячно выплачивать стипендию в размере…, — она снизила голос. О том, что для стипендии названная сумма великовата, Гоша понял по округлившимся глазам председателя комиссии, — а так же, — продолжила она громче, — выделить ему место в общежитии и не шпынять за мелкие провинности.
— Мы все сделаем, как того хочет Леди… — покорно закивали члены приемной комиссии. Девушка кивнула и вышла из комнаты, потянув за собой Гошу.
— Вот ты и поступил…
— Да. Спасибо. Но… как тебе это удалось? Я знаю, тут распространены взятки, но то, что ты положила к ним на стол, ты потом забрала.
— Визитка. Это не важно. Удачи.
Девушка ушла, а Гоша остался. Через семь лет он стал профессиональным юристом, уверенным в себе и довольным жизнью… И ни разу так и не вспомнил о той девушке, что помогла ему сделать такую карьеру…